voblya_river (voblya_river) wrote,
voblya_river
voblya_river

Category:

100 лет под коротышками: когда в друзьях согласья нет!

Читал ленту и решил сохранить к себе и сделать репост отличной заметки Косарекса (Богословский Алексей Васильевич) по поводу очередного савецкага многонационального высера на русских - "Зулейху".

В заметке Косарекс, будучи человеком взрослым, и состоявшимся - проговаривает несколько важных вещей, которые нужно знать и понимать любому русскому человеку, если он считает себя русским. Да, речь не идёт ни о каких условых прогрессивных, передовых националистах, переживающих об отсутствии состоявшейся политической нации "русские". Нет, есть вещи, которые знать и понимать должен просто любой русский с улицы, который самоидентифицируется как русский, и окружающими воспринимается как русский.

Далее уже сама заметка:
Зулейхиада или бег на месте
Хорошо, выкатили народу сериальчик и ждут политического навара. Помнится, в свое время нам выкатили Рабыню Изауру. Получили навар - народ отвлекся от реальной России, погоревали русские бабы над судьбой чернокожей красотки и выучили слово фазенда. Теперь русские бабы горюют над судьбой татарской Зулейхи. Но хочется товарищам более густого политического навара. https://postmodernism.livejournal.com/2204668.html
Нурия Фатихова жалуется -
Упрощение, нечувствительность, агрессия в этих разговорах пугали. Оказалось, что у меня принципиально другой взгляд на сюжет сериала, нежели у моих знакомых и друзей из самых разных сфер — бизнеса, науки, правозащиты или феминистского активизма, у многих медийных спикеров, мнения которых я ценила. Мне было больно оттого, что люди рассуждают о моей истории и моей идентичности с колониальной близорукостью, не видят за мелодраматичностью сюжета проблемы советской ассимиляции народов и не понимают, почему я так взволнована. Может быть, впервые в жизни я громко стала говорить: я — татарка. Мои татарские бабушки тоже были раскулачены. Я — носительница постпамяти об их страданиях. И я против того, чтобы спекулировали на моей истории и превращали ее в неосталинский фольклор (а именно это произошло в сериале).

Когда автор начинает рассуждать о том, что зритель не тот пошел, знакомые не так читают, да ещё колониальной близорукостью страдают, понятно, что автор хочет скандала. Скандал - штука бесполезная. В идеале произведение должно говорить за себя само. Если читатель в силу глупости не понял, то это его проблема. Схожее мы знаем по анекдотам. Или анекдот вызывает смех, или попытки объяснить его ставят автора в очень глупое положение.

Спекуляцию усиливает соединение в одном сюжете трех вещей. Речь идет о татарах как о неких Других; повествование развивается на фоне конкретных исторических событий — коллективизации и насильственной ассимиляции, жертвами которой стали многие татарские семьи; наконец, в центре сюжета оказывается женщина. Я спрашивала себя: а что, если бы речь шла о мужчине, не о Зулейхе, а о Рашиде? Думаю, я бы не так волновалась. Это бы принципиально изменило сюжет. В культурных практиках, которые мы знаем из истории, у мужчины-чужака другой статус, нежели у чужачки-женщины. Мужчину чаще всего убивают, признавая в нем опасного субъекта; женщину завоеватели забирают как награду. Так происходит и здесь. Имперское приветствие разрыва женщины с ее культурной и религиозной традицией не стоит путать с феминистским пафосом.

Итак, Нурия Фатихова хочет, чтобы русский зритель плакал и рыдал со словами - милая Зулейха опустилась до половой связи с русским, это унижает меня как истинную татарку. Иное дело, когда татарин связывается с русской, то есть берет как добычу, как победитель, как завоеватель. Почему русские не разделяют мой подход и не рыдают? Ответ понятен - только потому, что ты, Нурия, рассуждаешь здесь именно как сволочь и завоеватель в самых худших традициях оккупанта, хочешь, чтобы прогнулись до садомазохизма в сочувствии там, где оно неуместно. С таким же успехом от меня кавказцы должны требовать, чтобы я при виде кавказских проституток в Пятигорске плакал и рыдал - ах, эти проститутки в силу профессии могут вступать в половую связь с русскими, какое унижение для кавказцев - их проститутки могли бы поехать в Египет или Турцию, чтобы спать за деньги с истинными мусульманами. Заодно Фатихова хочет обязать нас видеть в сталинских репрессиях насильственную ассимиляцию. Автономию казанским татарам дали, обучение татарскому языку в школах ввели, нет, ассимилиция насильственная. Насильственная ассимиляция была на Украине - силком записывали в украинцы, насильственно вводили в обиход украинский язык, да и сейчас там продолжается насильственная ассимиляция. Насильственная ассимиляция сейчас проводится такими как Фатихова в Татарстане, насильственно заставляют иные народы учить татарский язык и слушать бред татарских националистов.

В 2015 году в издательстве «АСТ» вышел дебютный роман Гузели Яхиной «Зулейха открывает глаза». Вышел и вышел — как еще много плохих и хороших романов. Литературный критик Галина Юзефович одна из первых написала о нем небольшую рецензию. Немного поругала, немного похвалила. На этом все могло закончиться, но произошли удивительные события. Продажи книги росли, роман попал в шорт-лист «Русского Букера», а через полгода после его выхода стал первым лауреатом премии «Большая книга» и победителем в номинации «Проза года» национальной премии «Книга года». У Яхиной появились именитые поклонники — такие, как Захар Прилепин, на тот момент защитник присоединения Крыма и без пяти минут советник лидера ДНР, ярый сторонник сталинской политики. В интервью 2015 года Прилепин особенно подчеркивал, что роман написан «без перекосов в какую бы то ни было сторону» и «в романе нет ничего политически конъюнктурного».

У Прилепина, бездарного писателя, погоны под рубашкой. Его похвала, равно как шорт-лист Русского Букера, который отнюдь не русский, ничего не значат. Дано - разыграть татарскую карту, помочь раскрутиться татарским националистам. Начали пиарить. Когда идут дурные политические игры, мнения критиков перестают совпадать с мнением читателей, а мнения читателей в отчетности с мнениями в реале. По отчетности русские давно забыли о жестоком голоде в Поволжье, устроенном большевиками, об ужасах коллективизации и снова голоде с умершими на улицах маленьких городков. По отчетности все должны были широко раскрыть глаза - неужели у татар мучались? У нас было великое сталинское процветание, все жрали за обе щеки и от жира лопались.

В социальных сетях можно встретить сочувствие татарам от тех, чьи родственники тоже пережили репрессии. Но большинство говорит о фильме и реакции татар с довольно высокомерной имперской позиции. В этом ряду — как либеральные критики, так и исламофобы: те и другие предлагают татарам признать, что деревни у них были дремучими, а мужики жестокими. Журналист Сергей Медведев и правозащитница Ирина Щербакова в передаче на «Радио Свобода» аргументировали свою позицию тем, что в ответ на миф о «справедливом» раскулачивании татары создают миф о «счастливых зажиточных крестьянах», при том что и русские, и татарские деревни в те времена были одинаково патриархальными.


Итак - имперская позиция и колониализм здесь в том, что утверждается, будто мужики татарские были жестокими, а деревни дремучими настолько, что русские и татарские деревни были одинаково патриархальными. Эти большевистские передергивания уже надоели - под видом защиты татар от нападок по сути идет проповедь идеи, что нельзя русских и татар ставить на одну доску, татары, конечно, выше, культурнее, гуманнее и прогрессивнее, то есть не столь патриархальные. Что такое не столь патриархальные, если расшифровать этот бред? Наверно, в татарских деревнях активнее стремились изучать английский и французский языки, математику и физику, следили за модой в Париже, закупали тракторы у Форда и даже больше чем русские стремились к межнациональным бракам.

Приятна цитата из романа. Она показывает реальный уровень романа -
«Весной сорок второго Кузнец явился, как всегда, — снегом на голову, вдруг. Привел с собой баржу, плотно набитую изможденными людьми с темно-оливковой кожей и породистыми выпуклыми профилями — крымские греки и татары. Принимай, говорит, Иван Сергеевич, басурман на свою голову. И обеспечь меры безопасности — как-никак, социально опасный элемент в больших количествах и отменного качества. Смеется.

Басурман депортировали с южных территорий превентивно, не дожидаясь, пока край будет занят оккупантами и малые народы и народцы получат возможность переметнуться к врагу — как говорится, во избежание.

Ну, греки — так греки. Хоть эскимосы с папуасами, Игнатову не привыкать. Он как-то подсчитал интереса ради все национальности, обитающие в Семруке, — девятнадцать штук получилось. Теперь, значит, еще плюс две. Отправили темнокожих в пустующие бараки — вещи кинуть. А затем — в тайгу, граждане социально опасные, еще полдня рабочих впереди. Игнатов поручил басурман Горелову, у того хорошо получалось новичков уму-разуму учить».

Тут всё встает на свои места. Крымских греков и крымских татар не высылали в 1942 году. Крым в это время был оккупирован немцами. Выселяли греков из Абхазии в рамках этнической чистки товарища Берия. Было это в 1937-38 гг. Тогда ещё русским и армянам досталось, всю абхазскую куцую интеллигенцию посадили, боролись за повальную грузинизацию Абхазии. Но подобные воспоминания могут вызвать отрицательную реакцию у тех, кто руководит Русским Букером, то есть отнюдь не русской организацией. Крымских татар выселили в 1944. Греков и крымских татар выселяли намного южнее, в холода бросали русских и очень многих немцев. Те действительно умирали от голода и истощения на лесоповалах. Короче, дешевая пропаганда - южные народы страдали не меньше русских выселенцев. Поражает стандартная фраза - породистые, выпуклые профили. Они - нерусские, они красивые. Это по сути завуалированная форма лести евреев самим себе - хвалят схожий типаж. В реале все народы имеют свои понятия о породе. Породистый китаец это не миф, а китайские понятия о красоте. Породистый казах это казахские понятия о красоте. У нас художник Васильев попробовал писать картины с пародистыми русскими - быстрехонько оказался под колесами электрички. У татар тоже есть свои понятия красоты.

Открывая книгу в первый раз, я обратила внимание только на одну сюжетную линию — энкавэдэшник убивает кулака в татарской деревне и «спасает» его жену, перемещая ее в советский мир, где у них начинается любовь. В истории литературы и кино есть сюжеты про такие отношения. Но речь там идет о стокгольмском синдроме, о травме, выражающейся в садомазохистских практиках. В голову сразу приходит фильм 1974 года «Ночной портье», где встречаются бывшая заключенная концлагеря и нацистский офицер. Но даже такие сюжеты стали возможны после четкого называния одних палачами и преступниками, а других — жертвами.

Стокгольмский синдром по разному проявляется. У авторши романа в виде выселения крымских греков в Приангарье в 1942 году и заискивающей фразы про их породистые профили. У Нурии Фатиховой в виде унылого обвинения - во всем виноваты русские, наши деревни были культурнее русских и так далее. Но стокгольмский синдром это не только проявление мазохизма жертвы к насильнику, это ещё агрессивное отношение к тем, кто не проявлял насилие. Сам феномен заинтересовал социологов, когда шведки, бывшие заложницы, начали в прессе ругать спецназ, хвалить террористов и подавать судебные иски против проведших операцию по их освобождению. Почитайте армян, ругающих русский народ и обвиняющих его в геноциде армян турками. Кто стал мириться с турками, послал туркам оружие, помог в войне с греками? Это большевики, чья национальность и интернациональность давно известны. Но их тронуть страшно, тут у части армян мазохизм, который плавно переходит в садизм по отношению к русскому народу. У Нурии Фатиховой нечто похожее. Вроде, клянет советчину и сталинские репрессии, но во всем виноваты русские, нельзя ставить знак равенства между высококультурной татарской деревней и русской отсталостью, ах, все вокруг империалисты и колониалисты. Жертвы стокгольмского синдрома отнюдь не безобидны.

Вот ещё пример лжи.
Момент счастливого превращения Юсуфа Валиева в Иосифа Игнатова особенно возмутил татарских критиков. Типичный штамп советской литературы о перековывании героя в советского человека, этот прием игнорирует всю рефлексию языковой политики сталинских лет, когда миллионы людей в бытовом общении стали называть нацменами, а национальные имена — конечно, кроме имени Иосиф — превратились в ругательства. Татарам, башкирам, евреям, якутам, ингушам и многим другим для простоты и удобства русского большинства предлагали переименовываться в Вань, Миш и Маш. Так мою бабушку Гульсум превратили в Галю. Дядю Мансура — в Мишу. Да и меня не раз спрашивали: «Как твое имя звучит по-русски?» Эта национальная рана еще не залечена, и сюжетный поворот книги заставляет ее воспаляться.

У меня от Татарии осталось четкое впечатление - часть татар из чисто националистических побуждений прячет свои имена как корейцы. Работал рядом Исхак, требовал, чтобы его звали Коля, хотя по нарядам и документам числился Исхаком. Корейцы объясняют это просто. Родился мальчик, назвали Ан, требуют, чтобы русские звали Андреем. Тогда сглаза не будет. Сворует, подерется, проклинать будут Андрея, а не Ана. Сейчас это четкая практика для должностных лиц, берут русские имена и фамилии, чтобы сесть нам на шею. Сами заинтересованы, да дружки подсказывают. Например, Кац стал Лужковым, в перестройку про него писали, что он из простой русской, крестьянской семьи. Даже такой незначительный персонаж как Поткин не только стал Беловым, но и уверял, что у него есть документы - отец из новгородских крестьян, а мать из калужских крестьян. На лицо - чистый еврей и мимика тоже не русская. С якутами понятно - православные, им имена полагались по списку, как и русским. Русским тоже не полагались имена чисто славянские, языческие. Насчет ингушей. Да, был скандал в Росгеологии, жулик сменил ингушские имя и фамилию на как бы полу еврейское, полу русское сочетание фамилии, имени и отчества. Правда, попался вновь на нарушении закона и был арестован. Фатихова нагла, но её наглость отнюдь не традиционно татарская, а чисто советская и постперестроечная.

Разбирать до конца бредятину Фатиховой нет смысла. Главное в ином - великодержавный, татарский национализм и агрессивность создаются за счет эксплуатации боли от травм, нанесенных большевистским режимом, и за счет бардака в головах от возвеличивания нерусских народов, а не только за счет глупости носителей этого национализма.

Фоном для создания и экранизации романа Яхиной стали расцвет неосталинизма второй половины 2010-х (все эти плакаты, цитаты, памятники и мозаики в храмах) и политика утверждения русского языка как «естественного духовного каркаса многонациональной страны» — в том числе в Татарстане.

Да, проблемы налицо, путает естественность существования единого языка с липовым расцветом неосталинизма, который существует только в головах устроителей пропаганды сталинизма. Приемы демагогии чисто совковые. Конечно, на этом пути переругаться со всеми можно, а национальную культуру развить невозможно.

Со своей стороны добавлю некоторую фактуру - в прошлом году ув. bantaputu написал хорошую заметку про инновационное решение, которое заказчики пероворота в РИ применили тогда впервые, и именно это решение позволило Чикистону не только просуществовать 70 лет в чистом виде, но уже 30 лет продолжать фантомное существование в виде механизма дележа и грабежа русских - тут цитата, но рекомендую всю заметку:

Этническая группа, при помощи большевизма захватившая власть над бывшей Российской империей, приняла весьма разумное решение поделиться добычей с рядом других этнических групп. Если бы это не было сделано, то ситуация внутриэтнического противостояния в СССР выглядела бы, как "все против евреев". Это, по всей видимости, не позволило бы созданной конструкции существовать длительное время - а она жива уже свыше ста лет. Такая прочность новой системы достигнута за счёт ситуации "все против русских". Слово "все" в данном случае не означает взаимного равноправия тех, кто противостоит русским, но, по-видимому, это и не требуется. Иерархия внутри стаи не мешает, но помогает ей охотиться.

Как ни странно, но это всё весьма красноречиво подтверждают нам, например, коммунячьы сблевыши из телеграф-сиона (канал породистага савэцкага интеллихента - Паши Пряникова):
Сейчас на Кавказе к левым идеям относятся прохладно, а где-то и совсем забыли о них. Но сотню лет назад все было иначе. Народы Кавказа восприняли Декрет о земле от Советов как возвращение утраченного жизненного пространства, имамы на проповедях в мечетях призывая вступать в ряды Красной Армии, а самому факту квази-государственности в начале 20 века кавказские республики и этносы обязаны идеям марксиста Кауцкого, в ленинской переработке.
Конечно, землю народам Кавказа никто не вернул, а вопросы и проблемы, порожденные сталинскими депортациями до сих пор отзываются эхом, готовым сорвать с гор смертельную лавину.

Собственно любой русский человек, который помнит историю своей семьи и понимает историю своей страны - должен знать и понимать эти три простых факта, из которых получилось все, что сейчас мы имеем:

1. Именно обезумевшие банды самых разнообразных нацменских карателей (иврэев, грузинов, армян, латышей, финнов, румын, венгров, китайцев, узбеков и киргизов) - были главной ударной силой для подавлении организоанного русского сопротивления перевороту. Товагищ Троцкый дал нацмэнским бандам в 1917 карт-бланш безнаказанно убивать и грабить русских в любых количествах и по любому поводу - чем вся эта шваль, под знаменами Чiрвоной Армiи и занялась с большим удовольствием.
2. Последующие расправы уже организованных (б)леваков в 18-21 годах со всякой басмаческой вакханалией - это просто уже пост-победные разборки между победителями русских, при дележе их шкуры. И никто, кроме всех этих офонаревших от безнаказанности швалей - не виноват в последующих депортациях и раскулачиваниях, кроме них самих - когда они грабили, убивали и раскулачивали русских себе в карманы - то они конечно думали, что это участь только для русских, а у них, нацмэнов - все так и останется в шоколаде. Нет. В шоколаде все осталось только у совсем элитных нацмэнов - ирэев, грузин, армян и бухарских иврэев. Всех остальных нацмэнов загребли туда же, куда и русских - в вонючий совок. Поэтому все современные нацмэнские заплачки - можно спокойно пропускать мимо ушей - по ним каток проехался много меньше чем по русским, и до депортацЫй они сами рубились за Бронштейна, чтобы русские не вышвырнули его и его шоблу вон из России.
3. Современные предъявы русским, на фоне того, что давно и всем известно кто, на чьи деньги и за чей счет делал переворот, потом раздавал национальные автономии, сздавал квази-государстенности - это способ в современном нацмэнском междусобойчике заявить о своих претензиях на больший кусок пирога, и не побить при этом горшки с конкурирующими за выкачанные оккупированных русских средства и ресурсы. Все прекрасно знают, что предъявлять все надо прям по фамилиям савэцкага политбюро - иврэям, грузинам, армянам и прибалтам. Но ругаться внутри своего уютного междусобойчика - не принято. Поэтому зачет в соревновании за дотацыы проводится по громоксти ора каждого нацмэна с крiмлевцкай стены о том, как он офигенно пострадал от русскага тоталитаризЪму, сначала имперскага, а потом саэцкага. И по результатам зачета выдаются "дотацыы"

В принципе,
понимания этих трех вещей делает любого осознавшего себя русского человека - самодостаточным и не нуждающимся в повседневной жизни в каких-то дополнительных разъяснениях и ориентирах.

Именно поэтому рекомендую всем прочесть и обдумать обе заметки, на которые дал ссылки. This entry was originally posted at https://voblya-river.dreamwidth.org/325818.html. Please comment there using OpenID.
Tags: дотации, много-националы, савецкие против русских, чикистон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments